Оба дела против «ЛИСтка» о распространении фейков о коронавирусе прекращены судом за отсутствием состава правонарушения. Разбирательства тянулись с мая, поэтому нелишне будет напомнить читателям, что это за дела и в чём вообще суть.

Итак, в мае текущего года на сайте «Листка» была опубликована заметка о том, что в коронавирусном госпитале случилась первая смерть от COVID-19. («В Республике Алтай скончался первый больной коронавирусом»). Публикация эта вызвала немедленное появление опровержения на официальном Телеграм-канале коронавирусного штаба, сопровождавшегося картинкой с красной надписью «ФЕЙК», а затем и судебное разбирательство, фактически инициированное, по всей видимости, Правительством РА.

Почему мы так считаем?

 

Потому что по одному их двух дел (об этом ниже) объяснения были взяты у Михаила Максимова – пресс-секретаря Главы РА Олега Хорохордина, ведущего, в том числе, телеграм-канал Оперштаба по коронавирусу в РА (в авторстве телеграм-канала Максимов прямо признаётся в своём объяснении: "Я лично не вхожу в состав Оперативного штаба, однако так как глава РА является руководителем Оперативного штаба, то информирование о деятельности Оперативного штаба закреплено за мной" - "Дело о переполнении", лист дела 34, "Готовил текст опровержения и опровергал данную информацию на основании информации Министерства здравоохранения Республики Алтай я, предварительно согласовав с руководителем Оперативного штаба [т.е. с Хорохординым], и с министром здравоохранения РА", лист дела 35).

Как водится, в комментарии на сайте под исходной и пояснительными заметками понабежали комментаторы разной степени адекватности (и, очевидно, проплаченности) и устроили радостный шабаш, вереща, что недолго «Листку» осталось безнаказанно публиковать фейки, схватили, мол, вас за руку, врунишки вы несчастные (лексика, понятное дело, смягчена).

Зачем это делалось? Очевидно, что единственное оппозиционное независимое СМИ в регионе не может нравиться властям, к тому же, объяснить это можно словами Сергея Михайлова: «Полагаю, для того, чтобы попытаться «заткнуть рот» или хотя бы дискредитировать. Ну, и отомстить, заодно. Как минимум, за целый ряд неприятных для властей материалов по теме – начиная со статьи о кровососущих клопах в общаге, куда первоначально поселили медиков».

Во второй половине дня 30 июля учредителю «Листка» Сергею Михайлову позвонила сотрудница Горно-Алтайского мирового суда с судебного участка №2 и сообщила, что уже на следующий день в суде состоится рассмотрение сразу двух дел о фейках: по статье от 5 мая – о том, что в госпитале скончалась женщина с ВИЧ (дело №5790) и по статье от 20 мая – о том, что госпиталь в Горно-Алтайске вскоре переполнится, а в Майме, тем временем, в авральном режиме «монтируют большой кислородный пост» (дело №5789).

* * *

«Наши постоянные читатели знают нашу позицию по этим ситуациям и помнят, что по второму делу первоначально была попытка возбудить даже не административное, а уголовное дело по новомодной статье 207.1 УК РФ, – писал Сергей Михайлов ранее, – 31 июля состоялось первое судебное заседание по этому делу. Председательствовал на заседании мировой судья участка №2 Горно-Алтайска Аржан Битешев.

Судья пояснил, что на Интернет-сайте «Листка» 5 мая 2020 года была размещена заметка «В РА скончался первый больной коронавирусом», между тем, на тот момент по официальным данным скончавшихся от вируса в республике не было. Таким образом, якобы было совершено правонарушение, предусмотренное ч.9.ст.13.15 КоАП, о чём был составлен протокол. Судья поинтересовался, согласен ли я с протоколом и предоставил мне слово. Я сказал, что категорически не согласен с протоколом. В данную дату в коронавирусном госпитале действительно умерла женщина, она страдала пневмонией, кроме того, она страдала ВИЧ-инфекцией. О том, что в госпитале находится женщина в тяжёлом состоянии, мне стало известно 3 мая 2020 года от депутата РА Дёминой Марии Фоминичны, а ей это стало известно от её помощницы, которая является сотрудником коронавирусного госпиталя. После того, как я получил информацию, что женщина находится в тяжёлом состоянии, я позвонил другому сотруднику коронавирусного госпиталя, личность которого я назвать не могу, потому что он опасается, что в отношении него будут применены репрессии. После того, как все это выяснилось, я через Телеграм эту информацию передал лицу, личность которого также отказываюсь раскрывать, это лицо запись телефонного разговора обработало, изготовило короткое сообщение и опубликовало его на сайте газеты "ЛИСток".

Примерно через полчаса официальный коронавирусный штаб заявил, что это фейк, то есть, что это не просто какая-то неправильная информация, а что мы заведомо придумали смерть человека.

Затем я 7 мая позвонил Леониду Васильевичу Щучинову. У меня телефон записывает все разговоры, которые по нему происходят и эта запись имеется. Леонид Васильевич мне разъяснил, что, действительно была госпитализирована женщина с ВИЧ-инфекцией, была госпитализирована именно в коронавирусный госпиталь, у неё была анемия, она была на искусственной вентиляции лёгких, она умерла в этот день, её направили в коронавирусный специализированный морг в селе Чемал, об этом мы также сообщили. И после того, как тело вскрыли (это было уже после того, как мы опубликовали сообщение, уточнение и так далее), у неё заболевание коронавирусом не подтвердилось. Но то, что она лежала в коронавирусном госпитале и её тело отправили на вскрытие в специализированный коронавирусный морг, – это подтверждается аудиозаписью, которую я принёс сегодня в суд».

Что же до тех, кто, предположительно, дело против «Листка» инициировал, то здесь Сергей Михайлов сказал следующее: «Я полагаю, что позиция Михаила Максимова и коронавирусного штаба – порочная… Вместо того чтобы объяснить, что произошла путаница – женщина умерла, у нее подозревали коронавирус, но он не подтвердился… Люди же видят, что из госпиталя едет катафалк... Вчера [30 июля] вот опять умер в моногоспитале мужчина, а штаб не сообщил об этом. Город же маленький, все всё знают. Это – общественно значимая информация.

Тогда, в июле 2020 года, заседание было перенесено на 10 сентября, затем (уже по нашей инициативе, в том числе из-за разного рода проблем с явкой в суд у свидетелей) - на 8 октября.

Дело об умершей

8 октября заседание началось с допроса свидетелей. Первым из них стала Мария Фоминична Демина: «Она депутат Республики Алтай, и она может пояснить, как мне стало известно о том, что человек в коронавирусном госпитале умирает. Мне это стало известно за два дня до того, как эта женщина, пациентка, умерла», – сказал Михайлов.

Мария Демина пояснила следующее: «В начале мая мы разговаривали с Сергеем Сергеевичем Михайловым. Моя помощник (у нее есть удостоверение, выданное в установленном законом порядке) Манышева Айана Михайловна является санитаркой в ковидном госпитале со дня открытия этого госпиталя. Мы с Сергеем Сергеевичем общались на предмет ковидной инфекции в Республике Алтай, в том числе пытались выяснить общее понимание и отношение людей к этой инфекции. Я рассказала о том, что происходит в ковидном госпитале – мы часто созванивались с Айаной Михайловной, госпиталь начал работать с 6 апреля 2020 года, а Айана Михайловна, которая на мой взгляд, является одной из лучших санитарок ресбольницы, была рекомендована на работу в ковидный госпиталь, она продолжает там работать. Я ей просто звонила, узнавала, как дела, как здоровье, много ли больных, что это вообще такое – COVID-19, а то люди спрашивают, а объяснить сложно. Она мне говорила, что в апреле мало было ковидных больных, а в начале мая, когда мы общались с Сергеем Сергеевичем, она говорила, что поступило два «тяжелых» ковидных больных в ковидный госпиталь. Одна из них, женщина, страдала сопутствующим заболеванием – ВИЧ-инфекцией, через несколько дней после поступления она скончалась, и все считали, что она скончалась от коронавируса. Айана Михайловна мне сказала, что это была первая такая смерть... Затем женщину увезли в Чемал на вскрытие (это я уже узнала после того как разговаривала с Сергеем Михайловым) и Айана Михайловна мне потом рассказала, что на самом деле ковида у умершей не было. Почему я это все пыталась выяснить – потому что граждане не совсем ответственно подходили к состоянию своего здоровья».

* * *

Далее выступила свидетель Инна Жулаева, главный редактор газеты «Листок». Она пояснила, что у сотрудников издания есть чат в социальной сети «Телеграм», туда выкладываются в том числе звуковые файлы разговоров Сергея Михайлова с разными людьми, которые нужно расшифровать. Когда у самого Михайлова времени на это нет, предлагается участникам чата заняться расшифровкой за гонорар:

- Я знаю, что выкладывать новости на сайт может Сергей Михайлов, Александра Строгонова, я, дочь Сергея Сергеевича. Возможно, доступ к сайту имеет кто-то ещё, но про перечисленных людей знаю точно. Когда кто-то выкладывает материал на сайт, он в любом случае выйдет от имени Сергея Михайлова, и эту строчку видят все посетители сайта. Кто именно выложил материал про умершую женщину, я не знаю, на сайте, кто бы ни выкладывал, как я уже сказала, все равно будет стоять имя Михайлова.

Жулаева также пояснила, что если знаешь логин и пароль от сайта, то выложить новость можно с любого компьютера, не только из помещения редакции.

Александра Строгонова рассказала примерно то же самое – «работа построена так, что довольно часто информация поступает Сергею Сергеевичу по телефону, затем он сбрасывает аудиофайлы в общий чат, кто-то из сотрудников их расшифровывает, информация выкладывается на сайт. Я могу выложить, Инна Васильевна Жулаева, сам Сергей Сергеевич, его дочь, она так зарабатывает. Есть дистанционная сотрудница Наталья, она живет за пределами Республики Алтай. Какие-то материалы мог выкладывать Кудирмеков Айдар, который сейчас находится в другой стране. Возможно, доступ есть у кого-то еще. Я знаю алгоритм, как выкладывать. Публикации выкладываются от имени Сергея Михайлова». Кто именно выложил материал про умершую женщину, она не знает и вообще темой коронавируса не занимается.

* * *

Сергей Михайлов предоставил свою позицию в письменном виде и тезисно озвучил в суде:

Начал он с того, что "диспозиция части 9 статьи 13.15 КоАП РФ" (пресловутой статьи о фейках) предполагает установление заведомости для автора несоответствия распространяемой информации действительности; наличие у автора умысла на распространение информации под видом достоверных сообщений; причинно-следственную связь публикации с наступлением общественно-вредных последствий.

Также Михайлов сослался на позицию прокурора Горно-Алтайска Юрия Куханова, который в своем указании от 29.05.2020 года №49-37-2020 (лист дела 11) разъяснил, что «По общим правилам в средствах массовой информации, фейковая информация - это намеренное распространение дезинформации в социальных, медиа- и традиционных СМИ с целью введения в заблуждение».

Михайлов отметил, что информация о факте смерти в коронавирусном моногоспитале в Горно-Алтайске пациентки с ВИЧ 5 мая 2020 года и последующем вскрытии ее в Чамальской районной больнице подтверждается официальным письмом Роспотребнадзора по Республике Алтай №4269 от 09.09.2020. "Данное письмо было направлено мне в ответ на запрос информации по электронной почте", - отметил Михайлов. Письмо было приобщено к делу.

Эксперт-лингвист Новикова О.В. (л.д.23) в объяснении пишет, что "Информация в форме утверждения о фактах исходит не от Михайлова, а от источника". Таким образом, в заметке, являющейся предметом рассмотрения, изложены две различные точки зрения - точка зрения источника "В Республике Алтай скончался первый больной с коронавирусной инфекцией...") и точка зрения штаба, который "ОПРОВЕРГАЕТ данную информацию". В соответствии с неоднократно высказанной Европейским судом позицией, журналист не может быть наказан за преувеличение и даже за публикацию ложной информации, если он от неё дистанцировался.

И, наконец, Михайлов приложил к своей письменной позиции 10 материалов судебной практики по аналогичным делам, предоставленных "Агорой".

Было заявлено также ходатайство о приобщении к делу записи телефонного разговора между Сергеем Михайловым и руководителем республиканского Роспотребнадзора Леонидом Щучиновым (длительность разговора 5 минут 50 секунд) - о чём был этот разговор, написано выше.

* * *

Павел Смирнов, в свою очередь, подметил откровенные недостатки протокола (напутали с подписями), упомянул следом за Михайловым, что "по месту совершения правонарушения – у нас сейчас свидетели подтвердили, что информация на сайт могла быть выложена из любого места, где есть компьютер и выход в Интернет. На каком основании указан адрес редакции - непонятно, никаких доказательств нет абсолютно, как и того, что именно Сергеем Сергеевичем было произведено распространение данной статьи...» и завершил своё выступление фразой: "Данный протокол не содержит в себе состава правонарушения, предусмотренного частью 9 статьи 13.15 КоАП РФ, вследствие чего дело об административном правонарушении подлежит прекращению".

Судья удалился в совещательную комнату, через несколько минут вернулся и огласил резолютивную часть постановления - прекратить дело за отсутствием состава правонарушения.

Дело о переполнении

Следом было рассмотрено и второе дело - о заметке, в которой было сказано, что коронавирусный госпиталь скоро переполнится. По этому делу свидетели Жулаева и Строгонова подтвердили свои показания, а Сергей Михайлов вновь озвучил свою письменную позицию (публикуем выдержки):

- В заметке содержится ПРОГНОЗ О ПРЕДСТОЯЩЕМ В БУДУЩЕМ СОБЫТИИ (предстоящее "скоро" переполнение коронавирусного моногоспиталя в Горно-Алтайске). Он сбылся в течение 17 дней после публикации, что подтверждается объяснением главного врача БУЗ РА «Майминская районная больница» Сараевой Е.А., в котором та, в частности, сообщает: "Поступление пациентов в с Covid-19 в Майминский госпиталь в связи с эпидемиологической заполненностью Республиканского госпиталя началось только с 07.06.2020 года" (л.д.11, оборот).

При этом Сараева Е.А., в отличие от остальных опрошенных специалистов, оперирующих только формальными процентами заполненности, подробно разъясняет, что такое "эпидемиологическая заполненность", которая наступила, несмотря на формальное наличие свободных мест: "При наличии свободных мест (56 человек на 73 местах) госпитализировать пациентов на свободные места было нельзя по эпидемиологическим правилам госпитализации. В одной палате могут находиться пациенты, поступившие только в течение одних суток. При небольшом поступлении больных в палатах остаются свободные места, которые нельзя заполнить другими пациентами." (л.д.11, оборот).

ПРОГНОЗ О ПРЕДСТОЯЩЕМ В БУДУЩЕМ СОБЫТИИ ("На этой или следующей неделе будут открывать Майму [ковид-госпиталь в Майме]") сбылся в течение 7 дней после публикации, что подтверждается объяснениями:

- главного врача БУЗ РА Майминская районная больница Сараевой Е.А., в котором сказано: "27.05.2020 года к нам поступила первая пациентка, инфицированная коронавирусной инфекцией" (л.д.11); (аналогичные объяснения дала и Егузековой А.И. - Михайлов их тоже процитировал).

Аналогично Михайлов подтвердил и правдивость фразы "они в срочном порядке сегодня в авральном режиме монтируют большой кислородный пост": "Сейчас мы её [кислородную станцию] усилили, провели реконструкцию, теперь у нас 12 прикреплённых баллонов и 16 запасных" (Сараева Е.А., л.д.11, оборот), "А то, что "в авральном режиме монтируют большой кислородный пост" (текст статьи), вероятно, под данным выражением имелось в виду проведение работ по монтированию дополнительных разводок на кислородные выходы для обеспечения дополнительного резерва коек." (Егузекова А.И., л.д.32).

То есть, в заметке была изложена правдивая информация, что и подтверждается материалами дела.

* * *

Павел Смирнов указал, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в себе содержит, во-первых, установленные факты об отсутствии какой-либо угрозы, во-вторых, об отсутствии в действиях Михайлова какого-либо умысла, в-третьих, данное постановление вступило в законную силу и никем не оспорено: «При таких обстоятельствах каких-либо оснований для привлечения Михайлова к административной ответственности по части 9 статье 13.15 КоАП РФ не имеется, полагаю, дело подлежит прекращению.

Более того, хотелось бы дополнительно отметить, что объяснения, полученные в рамках доследственной проверки, находящиеся в материалах административного дела, не соответствуют требованиям УПК, в частности, опрашиваемым лицам под роспись необходимо разъяснять, что полученные в ходе такого объяснения сведения могут быть использованы в качестве доказательств как вины самого опрашиваемого, так и другого лица, в случае последующего его отказа давать какие-либо показания» [это довольно новая норма в УПК - ч.1.2 ст.144, она вступила в силу в июне 2013-го году].

* * *

Таким образом, 8 октября 2020 года мировой судья Аржан Битешев прекратил оба административных дела о "фейках" в отношении журналиста Сергея Михайлова за отсутствием состава правонарушений.

Подготовила Инна Жулаева

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.19 (8 голосов)